Берегите кошку

Кошка — существо загадочное. Как кошку ни ублажай, она никогда тебя не признает за своего владыку, подобно собаке. В лучшем случае позволит с собой дружить и играть. Но если в игре с хозяином дело «до лап дошло», то ее удар должен быть последним. Не по злобе, конечно, а так, чтобы сохранить собственное кошачье достоинство. Очень это на женскую психологию похоже, неправда ли? Про кошку написано много трудов, немало исследователей пыталось узнать: кто они, откуда и когда появились в Европе. И все же в кошачьей истории немало белых пятен.

Согласно широко распространенной версии, европейское слово «кошка» произошло от африканского — «кадис». Считается, что первые домашние кошки родом из Египта, откуда их привезли в Древний Рим. Тут-то и начинается загадочная история кошачьего имени. Во-первых, во многих индоевропейских языках слово «кошка» звучит очень похоже: кот, кошка — у славян, кэт — у англичан (cat), катер — у германцев (kater), ша — у французов, но пишется — chat, катто — у прусов (catto), кате — у литовцев (kate), каке — у латышей (kake), котка — у болгар. По латыни дикую кошку называют катус (cattus).

Неужели на все эти названия повлияли североафриконские заимствования? Вряд ли. Основа слова «кот» у европейцев древняя, поэтому столь одинаково она звучит на многих языках. Слово «кот» теснейшим образом связано с очень важным глаголом, обозначающим рождение, — котиться, оно также является составной частью слова, обозначающего звериного детеныша — catulus (по латыни).

Действительно, это мы сейчас говорим, что «звери рожают». Для наших предков такое выражение было неприемлемо. Рожать могла лишь женщина. Дело в том, что слово «родить» — священное и магическое. У славян оно связано с древнейшим богом умножения рода человеческого — Родом (или Рудрой у древних индо-ариев). Кошка, как и всякий скот, в том числе мелкий, может только котиться. Котятся, кроме кошки, козы, овцы, зайчихи, крольчихи, коровы и другие животные.

Беременная кошка называлась по древнерусски «сукотная». Между словами кот, скот, окот (размножение домашних животных) есть некая связь, может быть, восходящая к началу распространения скотоводства в Европе, примерно, к 6-4 тысячелетию до нашей эры. В это же время, кстати, складывались и древние индоевропейские языки. Слова «кошка» или «кот» в переводе с древнеевропейских языков должны были подразумевать «рожающий или рожающая». Оно указывало на прямую связь древних «мурок и васек» с культом плодородия.

Доказательством подобной версии служат мифологические представления о кошке у древних германцев. В образе кошки у них выступала богиня любви, материнства и плодородия Фрея, супруга солнечного бога Фрейра. Ничего удивительного здесь нет. Высокая воспроизводимость потомства у кошки хорошо известна.

Поэтому позволю себе усомниться, что слово «кот» произошло от африканского «кадис». В Европе с этими зверьками были знакомы очень давно, еще до Империи Рима.

Почему Ваську-кота зовут Васькой…

На Руси самыми распространенными именами наших любимцев были Мурка и Васька. Почему Мурка — понятно, мурлычит много. Но отчего же тогда кота не называют Муром (ведь он урчит не хуже), Иваном или Петром, а именно Василием? Вот здесь заключено второе таинство кошачьего имени для нас, русских. Но оно связано уже чисто со славянской мифологией.
До введения христианства но Руси наши предки почитали всемогущего бога подземного царства, скота, богатства и всех лесных животных — Велеса. Велес мог принимать образы разных зверей, главное, чтобы тот зверь был мохнат — медведь, например. Кот являлся спутником бога Велеса, священным животным, и с ним было связано немало обычаев и обрядов.
После введения христианства на Руси язычество долго сохранялось. Но имя Велеса было запрещено, и древний бог стал принимать в сознании русичей образ Святого Власия или Святого Николы. Святой Власий был покровителем скота, как и Белее. Вот в честь святого Власия в деревнях и стали называть котов Васьками — в память о Велесе. Потом первопричина, конечно, забылась. Поэтому при обращении к Их Мяукающим Высочествам будем помнить, что в каждом из них есть знак древней европейской богини любви или дух великого Велеса.

Собака — друг, а кошка — кто?

За тысячелетия жизни рядом с человеком собака приобрела почетный титул друга. А вот кошку почему-то в этот ранг человек никак не хотел возвести, хотя польза от нее в хозяйстве была немалая. Причина тут одна — кошку не только любили, но и боялись, так как предполагали, что она связано с волшебным потусторонним миром. Мифологическая причастность кошки к тайным силам подземного мира была известна даже до того, как на мяукающих зверьков обрушился гнев средневековой церкви, обвинившей кошек в связи с ведьмами.

На Руси образ мохнатого кота — спутника Велеса — ассоциировался с домовым. Домовые, по вере предков, были разного звания, и каждый отвечал за свой участок: кто за дом или баню, кто за конюшню, за хлев. Ко всей этой домовой братии славяне относились с трепетным уважением и страхом. Главного домового называли порой хранильником. Домовой следил за порядком, был доброжелателен, но мог и смертный конец ускорить.

Особая мистика окружало строительство нового жилья. Здесь непременно были нужны жертвы духу новостройки. Без обрядового подношения новоселов и их родственников ожидала смерть. Кто первый порог — магическую черту — пересечет, рискует с таинством судьбы столкнуться. Поэтому родился обычай впускать в дом первым кота, как зверя, связанного с могучим Велесом, повелителем душ людей и животных. Впускали кота, приговаривали: «Вот тебе, хозяин, мохнатый зверь на богатый двор». И шел кот Васька через порог, защищая людей от всех превратностей судьбы, на себя все беды брал.
За овин в хозяйстве отвечал другой домовой — овинник. Страшен он был, так как имел власть над огненной стихией. В овине хлеб, солома сушится, и печка есть. Чуть что не так, взвоет в диком танце пламя, погибнет урожай. Свой-то домовой вреда не причинит, но, по легендам, пожары случались по вине чужого овинника, который по наветам беду хозяевам приносит. Задача своего овинника-домового было чужаку помешать и не как-нибудь, а при помощи огненных головешек. В образе овинника-защитника выступал всегда черный кот. Кстати, связь кошки с пожаром, огнем существует и в мифологии германских народов. Там, чтобы погасить пожар, в огненную стихию надо было бросить трехцветную кошку.

За причастность к магии подземного мира много бед на голову кота падало. По славянским поверьям, если грянет мор или эпидемия, надо хутор или деревню опахать — охранительную черту провести. Потом для крепости колдовства живого кота в борозду закопать. Выручай, Вася, — замолви Велесу словечко, чтобы чуму или холеру стороной провел.

С чародейством и магией была связана и окраска кошки. Белая масть означала связь с зарею, черная — с ночью. Даже темные грозовые тучи германцы зовут кошачьим именем (bullerkater). Вообще черной кошке крепко не повезло. Это масть дыма, нечистой силы. Однако такая напасть на кошку обрушилась, видимо, после распространения христианства, для которого все, что мохнатое, языческое, — ассоциируется с чертом. У славян-язычников такого рокового отношения к черной кошке скорей всего не было.

Мохнатый талисман

У древних европейцев кошка… даже коня могла заменить. В колесницу Фреи были впряжены две кошки. В Европе вообще кошек уважали. В Х веке в Англии за убийство кошки полагался штраф. Убитого кота за хвост подвешивали к дереву, а виновный должен был засыпать несчастную жертву зерном, пока не скроется кошачий хвост. Зерно отдавали владельцу кота. Котенок стоил столько, что на эти деньги можно было купить ягненка.

Даже проклятия католической церкви, выпавшие на головы беззащитных мурок в эпоху гонения на ведьм, не подорвали народной любви к кошке. В легендах, отраженных в известной сказке Шарля Перро, волшебный кот носит сапоги-скороходы, как бог торговли греков Гермес. Кот — источник богатства и удачи. В принципе, этот мотив находил отклик и в славянской мифологии, так как мохнатость животного у древних славян связывалось именно с богатством и удачей.
Если у древних греков героинями легенд были чудесно поющие Сирены, то у славян сохранились сказания о коте Баюне. Кот Баюн живет вблизи золотой мельницы, на золотом столбе. Вниз спускается — песни поет, вверх поднимается — сказки сказывает. Голос кота Баюна могуч, на несколько верст слышен. Сила кота Баюна непомерна. Он всегда врагов побеждает, а песнями кого угодно усыпить может.

В германском эпосе источник силы кота имеет свое объяснение. В одном скандинавском мифе бог Тор состязался в силе с великаном. Монстр сначала решил испытать мощь Тора и попросил его просто поднять его кошку. К изумлению могучего Тора он смог только одну лапу кошки от земли оторвать. Не знал бог, что в образе кошки предстал перед ним великий змей Мидгарда — основоположник мирового порядка и разрушения одновременно. Вот одна из главных и древнейших ипостасей кота в мифологии европейцев — власть и сила в масштабах всей Земли и Космоса, родство с великим змеем, который в глубине недр обитает, у корней дерева жизни.

С кошкой связано немало примет. Умывается киска — гостей намывает. Если в это время лапы у нее холодные — гость нежданный. Если теплые — придут друзья или сородичи.

Как бы сурово ни относилась судьба к кошке, в народной традиции ее охраняла та же самая магия. Предки славян твердо верили, кто убьет кота — тому семь лет ни в чем удачи не будет. Так что берегите кошку. Если собака — друг, то кошка — ваш талисман и защитник не только от мышей, но и от черной магии.

Сергей Корневский