Интервью с Юрием Куклачевым

intervju

Беседу вела Марина Юрьева

С народным артистом России Юрием Куклачевым мы встретились в его театре на Кутузовском проспекте. Только что закончился веселый, озорной спектакль «Мои любимые кошки», во время которого зрители могли по достоинству оценить мастерство и кураж Дмитрия Куклачева — сына знаменитого клоуна.
В свои двадцать пять лет Дмитрий — уже известный артист и дрессировщик, много выступает с сольной программой, в том числе и за рубежом. Например, не так давно побывал в Финляндии. В Англии же ему торжественно вручили «Золотую кошку». Он с отличием окончил цирковое училище, а в этом году — Российскую академию театрального искусства по специальности «режиссер драматического театра». С Юрием Дмитриевичем мы, конечно же, говорили о кошках-умных, грациозных, проницательных. Но и не только о них.

Юрий Дмитриевич, ваш театр — единственный в мире. Как вам удается подчинять своей воле кошек? Ведь эти звери действительно из тех, что «гуляют сами по себе». Или вы знаете «кошачье слово»?

— Вот я сейчас как раз написал новую книгу (она скоро выйдет из печати), которая называется «Уроки доброты». И в ней я рассказываю ребятам о том, что кошки меня очень многому научили. Наблюдая за ними, я потихоньку и пришел ко всем своим спектаклям. Кошка — ведь это животное, которое умеет видеть спиной, слышать тишину. Оказывается, когда слушаешь тишину, то находишь время поговорить с самим собой, со своим сердцем. Это тоже очень важно. Каждый человек должен ответить себе на вопрос: для чего мы появились на свет? У каждого должно быть свое устремление, какая-то цель, так ведь? У меня была в детстве мечта, и она буквально пронесла меня по жизни, я не свернул ни вправо, ни влево. Спросите сегодня у ребенка двенадцати, тринадцати, четырнадцати лет: «Кем ты хочешь стать?» И в подавляющем большинстве случаев он ответит: «Не знаю». Но ведь человек рождается не для того, чтобы разбогатеть и набить карманы. Он рождается для того, чтобы выразить себя, что-то открыть, создать, поведать другим людям. Если с детства душа молчит, ждать хорошего не приходится — отсюда и наркомания среди молодежи, и пьянство. Короче, я решил спасать детей. Очень хочу открыть при театре «Школу доброты». Правда, своими силами нам это дело не вытянуть. От Министерства культуры и прочих ведомств помощи никакой. Сейчас решил даже написать письмо Президенту Путину — дело-то ведь государственное.

Идея и впрямь замечательная. Неужели же никто не откликнулся?

— На словах все «за». А как доходит до того, чтобы дать двадцать копеек, «уходят в песок». Да, правительство не расположено выделять частным предприятиям бюджетные деньги. Но ведь мы работаем не ради прибыли — мы же театр, учреждение культуры. Более того, ведем огромную воспитательную работу. Не для себя же деньги просим — их просят сегодня наши дети, наш народ. Нас знают во всем мире, называют «русским чудом». На наших спектаклях люди радуются и очень часто заново обретают веру в жизнь. И по сути каждый наш спектакль — это урок доброты, вы же сами видели.

Безусловно. Когда вы в конце представления подзываете к себе ребятишек и беседуете с ними о бездомных животных, о том, что их нельзя обижать, хочется, чтобы вас услышали «все-все-все». И потом, сама суть происходящего на сцене в «Театре кошек»-торжество добра над злом…

— Но спектакли мы вытягиваем полностью своими силами, а вот — «Школу доброты» на свои средства открыть не сможем. Потребуется ведь строить новое здание, а иначе ничего не выйдет.

А почему вы не добиваетесь, чтобы ваш театр получил статус государственного? Может быть тогда было бы легче решать какие-то вопросы?

— Вряд ли. И потом, если честно, не смогу иметь дело с чиновниками: я их не выношу, особенно, когда начинают разговаривать командным тоном. Сидит такой сытый, бездушный… Я к нему не обращаюсь, и я счастливый человек. Лучше мы потихоньку купим ткани, сошьем костюмы. Потом заработаем еще денег — пригласим композитора, он музыку напишет. Глядишь — выпустим новый спектакль. Вот сейчас как раз готовим две премьеры. Это «Кот в сапогах» и «Кошачья страна». А в новом году вообще хотим сделать так, чтобы каждую неделю в театре шел новый спектакль — их уже сейчас у нас в афише семь, и дальше репертуар будет пополняться. Ничего, жили же мы как-то все эти годы. Недавно нам исполнилось тринадцать лет! Театру даже вручили почетную награду «Надежда нации». Из высшего руководства, правда, поздравил только Юрий Михайлович Лужков. Ну да ладно, лишь бы была возможность делать свое дело. Политика и все тому подобное — не для меня. Хочу ставить спектакли, писать книги, снимать фильмы о театре (мы записываем наши спектакли на видеокассеты) и, конечно, работать с детьми. Очень надеюсь, что «Школа доброты» все же появится.

— Сколько, у вас артистов-кошек, и можно ли персонально представить кого-то из солистов?— Ну, самый наш знаменитый солист сейчас — это Кот Борис, можно сказать, играет сольный спектакль. А всего у нас теперь сто двадцать кошек.

Вот это да! Чем и как вы их кормите?

— Можете так и написать: «Куклачев кормит своих кошек «Китекатом». И это не реклама, так и есть. Корм действительно очень хороший — мы покупаем сухой и диетический, кошкам он очень нравится. И конечно, мы очень благодарны фирме, производящей «KiteKat» за то, что она взяла на содержание часть наших артистов и уже не один год снабжает их продовольствием.

Для вас кошки — друзья, коллеги?

— Члены семьи.

А кто автор замечательных кошачьих портретов, которые украшают фойе театра?

— Моя дочь Екатерина. Ей двадцать один год, и она — студентка Текстильной академии, будущий дизайнер.

Получается, что у вас вся семья имеет отношение к искусству, не такли? Дмитрий, Екатерина, вместе с вами работает жена Елена…

— Да, у нас есть еще сын Владимир — он артист балета, сейчас выступает за рубежом. Жена Дмитрия Марина — тоже балерина. Вот сегодня впервые на спектакль привели внука Никиту, так что, готовим смену.

Юрий Дмитриевич, а как вы относитесь к людям, которые не любят животных?

-Я их жалею. Это несчастные, потерянные люди с ожесточенными сердцами. В них нет доброты, сердечности. Как правило, они не любят и детей. То есть они вообще лишены способности любить и никогда не будут любимыми. Их удел вечное одиночества А пресловутая мысль о том, что человек — царь природы… Да не царь он, а раб божий. Все создано Господам, и природа, и мы — люди. Не надо забывать об этом.

У вас дома живут животные, или Вы общаетесь с ними только а тeaтpe?

— Дома живут котята, а потом они вырастают, становятся артистами и переселяются в театр.

Как вы с сыном делите кошек? Они, кстати, слушаются вас обоих?

— Нет, конечно. И вообще кошки не делятся: у папы свои, у сына — свои. Димины с полуслова понимают его, мои — меня. В дрессуре ведь важно все: тембр голоса, жесты, интонация. Так что каждый из нас работает со своими артистами. Вот так.

Материал взят из журнала: «Твой Zoomagazine» №7 2002