Home » Этикет » Признания в любви

Признания в любви

Все кошки по-разному выражают свои нежные чувства к нам: у одних это громкое, красноречивое мурлыканье, другие молчаливы и застенчивы в проявлении своих чувств,
некоторые разговаривают с хозяевами, как со своими котятами, короткими ласковыми руладами.

Есть такой тип поведения: проснувшись на рассвете, кошка терпеливо ждет, не спуская глаз с хозяина, его первого шевеления в постели. Едва тот откроет глаза, следует прыжок к нему на грудь и радостное тыкание мокрым носом в щеку. У других наоборот, главные восторги приходятся на вечер. По свидетельству французского фелинолога Жизель Барней, бирманские и сиамские кошки более недоверчивы и сдержаны, чем другие. Они редко демонстрируют свои чувства на публике, но зато охотно приветствуют друзей, катаясь на спине — так они здороваются. Только ночью они дают себе волю: прижавшись к вам и нежно мурлыча, они покусывают вам пальцы.

Если кошка счастлива — это сразу видно: она спокойно сидит рядом с вами, усы ее распушены, уши торчат над безмятежной мордочкой, глаза широко раскрыты, радужка видна и светится. Высшее блаженство сидеть рядом с вами, жмурясь. Наполовину суженные зрачки — это признак кошачьего счастья: «Мне хорошо!» Некоторые кошки обрушивают на вас прямо-таки водопад радости и любви, когда вы приходите домой даже после недолгого отсутствия. Входя в квартиру, я первым белом беру на руки бегущую мне навстречу и захлебывающуюся мурчанием Василису. Она прижимается ко мне так, будто бы уже не чаяла со мной увидеться — и вот ей привалило такое счастье. Так я и хожу с кошкой на руках, пока она не успокоится. Такой же ритуал, оказывается, каждый день повторяется у моей приятельницы Марины с ее котом Гошей.

Причина такого поведения, очевидно, не в том, что кошки скучают в одиночестве и рады любому обществу. Моя кошка Юкки, по словам домочадцев, ждала меня, сидя у двери, когда я еще только входила в подъезд, чего она на 12-м этаже не могла ни видеть, ни слышать. Некоторые от избытка чувств даже кусают хозяев при встрече. Юкки же, будучи котенком, грызла мои руки и ноги в прихожей, в знак протеста, когда я уходила на работу. Потом она, бедная, смирилась и привыкла. Вообще она была сдержана и застенчива в проявлении нежных чувств, зато со всеми дружелюбна. Любого гостя, знакомого и незнакомого, она встречала в прихожей и сразу прыгала с пола к нему на грудь. Это была очень большая и тяжелая трехцветная кошка — многие пугались. Если это был, например, телевизионный мастер, она обследовала его чемодан с инструментами, а потом, прыгнув к нему на плечо, наблюдала за работой, пока ее не прогоняли.

Из некоторых кошев чувства бьют фонтаном, но время от времени. Другие же проливают на вас свою любовь ровной струей непрерывно. Моя приятельница Надя, художница, говорит, что ее кот Марсик ходит за ней по пятам неотступно, принимая участие во всех домашних делах, а когда она работает, он сидит возле мольберта, так что она всегда боится в творческом азарте наступить на него. Марсик очень ревнив и гостей не любит; если те пытаются его погладить, он ложится на спину и защищается от ласк зубами и когтями.

Глубоко не правы те, кто считает, что кошки относятся к людям потребительски, ценят их только как кормильцев. Конечно, мы для них единственный источник пропитания, но это не главное. Как раз в этом отношении они очень деликатны. Еще одна моя приятельница, Вера, проделала такой опыт. Порезав для своего кота Кеши (которого она подобрала когда-то на помойке в виде скелета с кровавым поносом), его любимую печенку и оставив тарелку с печенкой на кухонном столе, она ушла в другую комнату. Съест Кеша без нее свою печенку или не съест? Кеша пошел следом за Верой, сел перед ней и вопросительно на нее уставился. Вера отправилась обратно в кухню, а Кеша радостно бежал перед ней, иногда оглядываясь: не передумала ли. За печенку он принялся только тогда, когда перед ним поставили тарелку. Конечно, когда кошка голодна, она вам об этом скажет.

Мадам Шомон-Дуазаи, одна из первых селекционеров бирманских кошек, писала, что ее муж делал ей неприятные замечания, если она опаздывала с обедом, а ее бирманский кот Аллах в такой ситуации ласкался и терся об ее ноги. «Чем больше опаздывал обед, тем больше я получала ласк. Бирманские коты не так эгоистичны, как мужчины». Другой бирманский кот, Оникс, когда поры было обедать, применял безошибочную тактику. Он взгромождал свои пять килограммов на пишущую машинку и прижимал свой холодный нос к щеке хозяйки. Его пересаживали на стол, но он каждый раз возобновлял свои маневры и в конце концов добивался своего.

Да что кошки! Преданность и благородство проявляют при случае даже пресмыкающиеся, которые считаются неконтактными и бесчувственными. В журнале «Наука и жизнь» лет двадцать назад прошла публикация по письму женщины-геолога, работавшей в Средней Азии. Однажды она увидела высовывающуюся из-под дивана в ее комнате голову змеи и, подумав, что это соседская черепаха забрела к ней в гости (головы-то похожи), поставила под диван блюдце с молоком. Назавтра все повторилось. Она, конечно, вскоре разобралась, кто есть кто, но продолжала подкармливать змею, пока кто-то из знакомых не указал ей на признаки ядовитой змеи у ее, как она считала, полоза. Испугавшись, она заделала дыру в стене, через которую проникала к ней змея. И часто она после этого слышала, как скреблась и билась змея в том месте, где была раньше дыра. Потом она уехала в экспедицию, а когда вернулась, в ее пустой комнате, у двери лежала мертвая змея. Пробившись все-таки сквозь стену, не от голода же она умерла, — значит, от горя, от разлуки, от предательства, может быть.

А еще одна информация на эту тему появилась недавно. Мальчик, служивший в пограничных войсках, тоже в Средней Азии, гуляя довольно далеко от своей заставы, наткнулся в зарослях на змеиное гнездо с детенышами. На другой день он принес им молока и продолжал навещать довольно часто. Родители в их отношения не вмешивались, он вообще их, кажется, не видел. Но вот как-то раз, когда он, покормив своих питомцев, собрался уходить, перед ним вдруг появились две большие змеи, приняли угрожающие позы и зашипели. Довольно долго, часа два, они задерживали его, не позволяя пройти, а потом, наконец, пропустили. Когда он прибежал на заставу, там не было ни души: всех вырезали бандиты, налетевшие с той стороны границы. Змеи, на расстоянии чувствующие опасность и смерть (ведь все животные — телепаты), из благодарности спасли человека, кормившего их детенышей. Недаром в русских народных сказках лягушки, змеи и все их родственники показаны с самой лучшей стороны.

Но даже если исключить экстремальные ситуации, а посмотреть на обычную домашнюю черепаху, такую, как живет, например, у моей знакомой, Аллы, которая души в ней не чает и нянчится с ней, как с ребенком, то поведение ее скорее похоже на поведение собаки или ребенка. Все животные, которым уделяется много внимания, перестают бояться, осторожничать, становятся дружелюбными и даже игривыми. Черепаха у Аллы не ползает, а бегает за ней по комнатам, как собака. А когда ее берут на руки, она млеет от удовольствия, приживает голову к ладони, жмурит глаза и издает щебечущие звуки, только что не мурлыкает. И кошка, и мышка, и лягушка найдут способ сказать вам о своей любви, если вы сами будете их любить.

© Галина СТАРОСТИНА